И снова Крым|26 октября — 12 ноября 2020

Гаденькое крымское послевкусие

Опубликовано: 25 января 2021
Где это находится?Где это находится?

Третий раз я посещаю Крым после его очередного присоединения к России. Третий раз после возвращения домой друзья спрашивают меня: «Ну как там?» И третий раз я не сразу нахожу, что им ответить.

Крым — неоднозначен. С одной стороны, это — наверное самый богатый на культурно-историческое наследие из всех российских регионов. Я был здесь три раза, в каждый из которых ежедневно изучал полуостров с утра до вечера, и всё равно так и не успел увидеть всё, что хотел. Добавим к этому красивейшую природу Крымских гор, южнобережный климат, который чуть ли не мягче сочинского, и ласковое Чёрное море: жемчужина, как называла полуостров Екатерина Великая, не иначе. Но есть у этой блестящей медали и оборотная сторона, где спрятаны такие типичные для сегодняшнего дня тотальные хамство, жульничество, рвачество, безграничное уродство курортной архитектуры, и периодически нависающее над всем этим ощущение, что ты — где угодно, но только не в России. И вроде всё терпимо, но осадочек-то, как говорится, всё равно остаётся...

Когда я впервые приехал в Крым в мае 2014 года, все говорили, что это мол «украинцы — негодяи, превратили за несколько десятилетий цветущий полуостров в клоаку, но вот теперь придут дорогие россияне, покажут всем кузькину мать, наведут порядок, тогда-то Крым снова превратится в жемчужину и зацветёт ещё пуще прежнего»...

Прошло шесть лет. По их истечении можно констатировать, что общая ситуация на крымских курортах не только не изменилась в лучшую сторону, а в некоторых местах даже ухудшилась.

Крым — 2020

Да, теперь здесь есть Крымский мост, позволяющий за десять минут попасть на полуостров из Краснодарского края. И трасса «Таврида» уже дотянула своё полотно аж почти до самого Севастополя. Очень хочется продолжить, но на этом — список заметных туристу российских достижений в Крыму заканчивается...

Крым образца 2020 года — это квинтэссенция лицемерия: он — словно Иран помноженный на Северную Корею. Здесь параллельно существуют две картинки: одна — транслируемая официальными СМИ и другая — реальная. И можно сколько угодно кричать с телеэкрана, что Крым — це Росія, но нет, пока нет... Разве что рублями везде можно расплатиться, но разве ж это показатель?

Крым — 2020

Здесь всё так же нет банкоматов российских банков, федеральных АЗС и привычных для жителей (остальной части) России операторов сотовой связи. Для Мегафона, Билайна и МТС Крым — зона роуминга, причём тарифы на него будут похлеще чем в Европе (например, стоимость мобильного интернета у Мегафона — два рубля двадцать копеек за мегабайт; спасибо, сами такой связью пользуйтесь).

Самый популярный из крымских операторов связи — «Волна мобайл». В зале получения багажа в Симферополе стоит их стойка (официальная по заверению сотрудников аэропорта, и чёрт те знает откуда взявшаяся по информации самого оператора). На этой самой стойке хамоватая тётка непринуждённо торгует предоплаченными сим-картами с двойной наценкой, умело вешая на уши лапшу про тарифный план, который на самом деле не существует. Мошенничество — налицо, но все разводят руками: и сотрудники аэропорта, и представители мобильного оператора, и местные полицейские. Правда, стоит достать журналистскую пресс-карту, как тут же на мобильный счёт неизвестно откуда приходят деньги, с лихвой перекрывающие придуманные хамоватыми аэропортовскими жуликами условия.

Буквально через десять минут после этого выясняется, что заказанный заранее индивидуальный трансфер из аэропорта до Коктебеля — вовсе не индивидуальный, и с нами в машине едут ещё две семьи, которым, правда, надо в Феодосию, куда мы сначала и отправимся, несмотря на то, что Коктебель расположен ближе.

Дальше такие «сюрпризы» будут встречаться на каждом шагу, начиная с безудержного хамства в визит-центре Крымского национального парка и заканчивая какой-то неадекватной стоимостью билетов на различные историко-патриотические экспозиции, типа панорамы «Оборона Севастополя» или музея на Сапун-горе, которые обойдутся среднестатистической российской семье с ребёнком примерно в полторы тысячи рублей. Понятно, что за такие деньги прививать патриотизм подрастающему поколению особо желающих нет, тем более что в Эрмитаж в Санкт-Петербурге равно как и в Исторический музей в Москве можно сходить за ощутимо меньшие деньги.

Если присмотреться, другие особенности Крыма, бросавшиеся в глаза ещё шесть лет назад, — тоже никуда не делись. Между крымскими городами всё так же бегают индийские Таты, которых в (остальной части) Росси днём с огнём не сыщешь, а по городским улицам, патрулируемым полицейскими на модных в 2014 году Приусах, тарахтят какие-то кустарные больше похожие на катафалки украинские мелкосерийные переделки из нижегородских «Газелей».

Чего сильно недостаёт нынешнему Крыму, так это старых милых троллейбусов Skoda 9Tr, ещё несколько лет назад бодро бегавших как по Ялте, так и по удивительной пересекающей Крымские горы междугородней троллейбусной линии «Симферополь — Ялта». Теперь вместо них — более современные, но абсолютно безликие «Богданы» и «Тролзы».

Крым — 2020

В один из дней мы решили заехать в Центральный музей Тавриды. Он расположен в Симферополе. Это — старейший  исторический музей всего Крымского полуострова. Однако, не взирая не столь высокий статус, его экспозиция — до боли скучна, и, кажется, не особо изменилась с момента основания музея в 1887 году.

Да, сегодняшнему Крыму очень не хватает хорошего исторического музея, такого, чтобы утереть нос всем — и украинцам, и интуристам, которые не сегодня-завтра сюда всё-таки потянутся, да и нам, путешественникам, приехавшим в Крым с материка, чтобы не было стыдно. Учитывая культурно-историческое богатство региона, здесь можно было б развернуться похлеще чем в Горно-Алтайске! Да что там, даже в небогатой Республике Коми — и то нашлись деньги на создание достойного музея. Но в Крыму это, кажется, никому не нужно — гораздо лучше вложить миллионы в шизофренический парк «Ночных волков». Поэтому историю Крыма приходится изучать по установленным на облезлом паркете пыльным шкафам родом из 80-х годов прошлого века, не вызывающим никаких чувств кроме помеси стыда, отвращения и зевоты.

Крым — 2020

За их грязными стёклами — удивительные артефакты далёкого прошлого.

Крым — 2020

Вот, например, чудом сохранившийся огрызок лепнины из разрушенной ныне медресе мечети Хана Узбека в Старом Крыму.

Крым — 2020

В Центральном музее Тавриды есть своя «Золотая кладовая». Там экспонируются украшения времён Крымской Готии, а заодно с ними — различные ценности, изъятые у контрабандистов российскими пограничниками. Посетить «Золотую кладовую» можно только с экскурсией (неожиданно интересной), однако фотографировать представленные там экспонаты строжайше запрещено, для чего к группе приставляется специально следящий за исполнением запрета охранник.

Во внутреннем дворике музея расположен лапидарий — коллекция каменных памятников, по которым можно проследить историю Крыма от доисторических времён до Крымской войны. К слову, посещение лапидария — бесплатно.

Древнейшие каменные изваяния на Крымском полуострове были созданы киммерийцами и таврами в III-II тысячелетиях до нашей эры. Это — стилизованные человеческие фигуры с характерными выступами-головами и иногда символическими прорисовками различных элементов на теле. Для этой эпохи характерно намеренное отсутствие какой-либо портретной индивидуальности: черты лиц изображены схематично, причём на них обычно присутствуют только глаза и нос.

Крым — 2020

После киммерийцов и тавров на Крымский полуостров пришли скифы. От них до наших дней хуй чего осталось.

Крым — 2020

Потом настала эпоха половцев. Последние были тюрками, поэтому созданные ими антропоморфные изваяния как две капли воды похожи на своих собратьев, встречаемых за несколько тысяч километров отсюда на Алтае.

Крым — 2020Крым — 2020

Пока половцы пытались самоидентифицироваться в крымских татар, на полуостров проникли христиане: сначала — православные византийцы и армяне, за ними — католики-генуэзцы.

Крым — 2020

На следующем фото — родовые камни крымских татар с высеченными на них родовыми знаками — тангами (и снова, здравствуй, Алтай: там каждым алтайским сеёком до сих пор используется своя тамга, я рассказывал об этом в своей статье про Каракольскую долину).

Крым — 2020

А это — крымскотатарские памятники времён Крымского ханства. На них на арабском языке высечены эпитафии и цитаты из Корана.

Крым — 2020

Заканчивается экспозиция надгробиями времён Крымской войны. На фото — крест с могилы восемнадцатилетнего британского артиллериста, убитого во время осады Севастополя.

Крым — 2020

На этом мой цикл репортажей про Крым образца 2020 года заканчивается.

За шесть лет моё отношение к полуострову не изменилось. Хочется ли снова приезжать в Крым? Конечно, нет. Приеду ли я сюда ещё раз? Определённо, да!

Крым — 2020

Не переключайтесь!

Владимир Кезлинг

Я — Владимир Кезлинг, автор этого сайта, и мне важно ваше мнение!

Было интересно? Есть что дополнить? Можете рассказать свою историю и поделиться своими фотографиями? Оставьте комментарий внизу этой страницы!

Хотите узнать обо мне либо отправить сообщение частного характера — посетите мою страницу. Давайте знакомиться!

Понравилось? Поделитесь с друзьями!

Серия статей «И снова Крым»

26 октября — 12 ноября 2020

20. Гаденькое крымское послевкусие

Подпишитесь на мою авторскую рассылку!

Каждый вторник я отправляю своим подписчикам анонсы опубликованных за неделю материалов, а также небольшую подборку актуальных из архива. Всего 52 письма в год, написанных лично мной и сторого по теме. Не пропустите!

Благодарности

Golden Family ResortVilla DeepTownГостевой дом «Славия»

Обсуждение статьи

Уже оставлено 14 комментариев, примите участие в обсуждении!

guest
14 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Давайте дружить!

Я есть в Фейсбуке, ВКонтакте и Одноклассниках!

Инстаграм

Меню
14
0
Мне важно ваше мнение! Примите участие в обсуждении этой статьи!x