12 сентября 20186

Путешествия / Российская Федерация / Ленинградская область

Открывая Ленобласть. 8-й выезд /

Сказ об исчезающих малых народах или Там где жили эвремейсы

Все статьи из этого путешествия:

1. Сказ об исчезающих малых народах или Там где жили эвремейсы
2. Сказ о братьях наших меньших: «Велес» в Рапполово и зубровник в Токсово

Открывая Ленобласть. 8-й выезд

Вот лето пролетело, и далее — по тексту. Так вышло, что всё его от первого до последнего дня я провёл в России, и скажу вам: это было потрясающе! Воздушные шары над Новгородом, вездеходы на Рдейском болоте, «Буханки» на старых архангельских грейдерах, катера и моторные лодки на Белом море, старые поезда на полуразваленных таёжных узкоколейках, палатки на берегу Селигера, боевые вертолёты ВКС России в лётном центре под Торжком, забвенные северные церкви и монастыри, затерянные среди дремучих лесов, вымирающие посёлки и деревни, к которым испокон веков не было сухопутных дорог, «Алые паруса» с крыши на берегу Невы, провалившийся на Лёхиной машине от трясучих лесовозных грунтовок пол, дикие лоси, кабаны и аисты, поморы, вепсы, ингерманландские финны, и, конечно, блогеры, питерские и не очень…

С ними родимыми (в смысле — блогерами) я участвовал в проекте «Открывая Ленобласть». Если вдруг кто забыл — этим летом Сообщество Питерских блогеров организовало серию автомобильных экспедиций, в ходе которых мы исследовали разные интересные места в окрестностях Санкт-Петербурга. Всего состоялось восемь таких выездов, и мне посчастливилось принять участие в двух из них — легендарном в узких кругах четвёртом и заключительном восьмом. Про четвёртый я вам недавно рассказал, теперь пришло время поведать про восьмой. Поехали!

Площадь Ленинградской области — 84,5 тысячи квадратных километров. Это — чуть крупнее Австрии, или примерно в два раза масштабнее Дании. Этот регион в течение многих веков находился на стыке двух культур — шведской и русской — и неоднократно переходил из рук в руки. Здесь издавна бок о бок проживало сразу несколько народов: русские, вепсы, водь, ижора, тихвинские карелы и ингерманландские финны, каждый — со своей историей, традициями и национальным характером.

Сегодня я расскажу вам про ингерманландских финнов (или ингерманландцев). Их древней родиной считается Карельский перешеек.

В XVII веке, когда по условиям Столбовского мира 1617 года эти земли почти на сто лет отошли шведам, на них была создана новая шведская провинция Ингерманландия. Это время характеризуется активным переселением крестьян как с Карельского перешейка, так и из Восточной Филяндии на юг. Именно тогда ингерманландские деревни появились в южных районах Ленинградской области от Мги до Кургальского полуострова.

Ингерманландцев принято разделять на два субэтноса: эвремейсов (или эурямёйсет), изначально проживавших вдоль реки Вуоксы, и савакотов, пришедших на эти земли из финской провинции Саво. В начале XX века на территории Ленинградской области первых было примерно в полтора раза меньше чем вторых.

Традиционно эвремейсы считали всех остальных финнов, проживавших на территории Ингерманландии, чужаками. Для них слово «савакот» было именем нарицательным — так эвремейсы называли всех без исключения переселенцев из Финляндии, вне зависимости от того из какой провинции они приезжали.

Ещё в середине XIX века отличия между двумя ингерманландскими субэтносами были достаточно заметными. Эвремейсы старались воздерживаться от браков с савакотами. И даже если их девушки выходили за последних замуж и уходили к ним в деревни, они всё равно продолжали носить эвремейсскую традиционную одежду и сохранять в сознании детей понимание своего «особого» происхождения по материнской линии. К началу XX столетия разделение на эвремейсов и савакотов практически стёрлось.

Традиционно ингерманландские семьи были очень многодетны. В дополнение к этому финны часто брали на воспитание детей из петербургских приютов и растили их как своих собственных.

На заре Советского Союза в Ленинградской области проживало свыше 110 тысяч ингерманландцев.

Очень скоро советская власть взяла курс на искоренение малых народов. В паспортных службах сообщали: «Нет такой национальности!», и вписывали в паспорт «Национальность: русский». В школах детям запрещалось разговаривать на родном языке, это считалось неприличным. Так на грани исчезновения оказались практически все малые народы, проживавшие в Ленинградской области: не только ингерманландские финны, но и вепсы, ижора и водь.

В 1935 году началось принудительное переселение ингерманландцев, сопровождавшееся массовыми репрессиями. Сначала их высылала советская власть, как «неблагонадёжных элементов». Потом, когда началась Великая Отечественная война и вокруг Ленинграда сжалось кольцо блокады, практику переселения продолжили фашисты, использовавшие ингерманландцев в Финляндии в качестве рабочей силы. После окончания войны финнам было запрещено возвращаться в свои деревни в Ленинградской области.

Сейчас в Санкт-Петербурге и окрестностях проживает всего около четырёх тысяч ингерманландцев.

Практически все деревни, расположенные вдоль современной северной границы Санкт-Петербурга, — Юкки, Лупполово, Вартемяги, Рапполово, Токсово, Кавголово — каких-то сто лет назад были заселены эвремейсами.

Например, в деревне Вартемяги (в прошлом — Вартемяки; с финского Vatiomäki — «Сторожевая гора») в начале XX века проживало более двух тысяч финнов.

Открывая Ленобласть

Ещё одна ингерманландская деревушка — Рапполово (финское название — Rappula, вероятно происходит от финского слова «ступенька») — тоже когда-то была эвремейсской. Согласно переписи населения 1926 года здесь проживало: финнов-ингерманландцев — 22 хозяйства, 78 душ, финнов-суоми (то есть — финских финнов) — 2 хозяйства, 8 душ.

Ингерманландцы были очень трудолюбивы. Так во времена Российской Империи значительная часть продовольствия, поступавшая в Санкт-Петербург, доставлялась именно из ингерманландских деревень.

Ингерманландцы отличались высоким уровнем грамотности. Читать и писать умели более 70% деревенских жителей. В деревнях регулярно открывались новые школы, издавались газеты и книги на финском языке. Молодым людям, чтобы получить разрешение на венчание, сначала нужно было пройти особый церковный обряд — конфирмацию. Для этого вся молодёжь в возрасте 17-18 лет в течение двух недель обучалась в местной церковной школе.

Открывая Ленобласть

В наши дни в Рапполово расположен питомник лабораторных животных РАМН. Здесь разводят мышей, крыс, кроликов и морских свинок для различных научно-исследовательских институтов. Ещё в Рапполово находится центр диких животных «Велес», о котором я расскажу вам в одном из своих следующих фотоотчётов.

Открывая Ленобласть

Одним из центров эвремейсской культуры к северу от Санкт-Петербурга являлся посёлок Токсово (его название происходит от финского слова tuoksuva — «душистый»).

Во второй половине XIX века село Токсово было популярно у жителей Петербурга как дачное и курортное место. В 1892 году его описывали следующим образом:
«Живописностью отличается чухонская деревня Токсово, находящаяся в 26 верстах от Шувалова. Некоторые называют эту местность Петербургскою Швейцарией.»

А вот описание от 1926 года:
«В ½ км от станции Токсово, на высокой горе расположена финская деревня Токсово, ставшая за последние годы очень бойким дачным местом, куда в праздничные дни устремляется много гуляющей и экскурсирующей публики. Деревня разбросана на большое пространство по берегам многочисленных заливчиков и бухт озера Хепоярви, и со многих пунктов её открываются красивые виды, если и не вполне «швейцарские», то во всяком случае близкие по характеру к финляндским. В Токсово есть школа, больница, кооператив, лютеранская кирка, радио-клуб и даже электрическая станция. К югу от Хепоярви среди холмистой местности, где находится небольшое, но длинное озеро Вероярви, соединённое с Хепоярви каналом, сделанным ещё в петровские времена, разбросан целый ряд мелких финских деревушек и хуторов, большая часть населения которых тоже живёт дачным промыслом или поставляет молоко в Ленинград. Местность к востоку от озера Хепоярви, где из него вытекает река Морье, впадающая в Ладожское озеро, наименее населена из-за присутствия здесь значительных болот. К северу от этих больших озёр имеется ещё целый ряд маленьких. Никаких древностей и памятников старины в районе Токсово нет, но местные жители рассказывают про находки старинного шведского оружия в 10 км к северу от Токсово, а известный путешественник Георги в описании своего знаменитого путешествия указывает на старинное укрепление близ Токсово и на то, что в болотах там были найдены очень старинные гати.»

Крайне интересным выглядит характеристика села, подготовленная всего четырьмя годами позднее:
«Селение Токсово находится в 11/4 км от станции того же имени. Заходить туда не стоит, так как в самой деревне нет ничего интересного.»

От финнов в Токсово сохранилась построенная в XIX веке старая кирха. Храм, посвящёный святым апостолам Петру и Павлу, принято называть Александровским — в честь приезда сюда Александра III. Кирха, в отличие от большинства остальных лютеранских церквей, расположенных на территории Карельского перешейка, в 1990 году была возвращена местному приходу и в наши дни является действующей.

Токсово

К северу от Токсово когда-то располагалась ещё одна эвремейсская деревня — Кавголово (происхождение этого топонима не ясно, по одной из версий он происходит от финского слова kauko — «далёкий»). В начале XX века здесь проживало чуть больше 400 человек.

Сейчас Кавголово входит в состав Токсово. Благодаря холмистой местности, этот край ещё в советские времена стал популярен у любителей зимних видов спорта.

Так ещё в начале 1930-х годов в окрестностях Кавголово были возведены первые трамплины для прыжков на лыжах. До наших дней сохранился построенный в середине XX века большой трамплин. Его забросили около тридцати лет назад, и с тех пор он не используется. В 1995 году был построен малый трамплин (ранее на его месте располагался другой практически такой же), который функционирует в настоящее время.

Токсово

За счёт специального покрытия из щёток на нём можно тренироваться круглый год, даже в жаркие летние дни.

Токсово

Большой и малый трамплины являются символами Токсово. Местный рекорд по длине прыжка — 86 метров (мировой рекорд — 352,5 метра).

Токсово

За сим на сегодня всё.

The show will go on!

* * *

Организаторы проекта «Открывая Ленобласть»: газета Metro и Сообщество Питерских блогеров
При поддержке Администрации Ленинградской области и Дорожного радио
Генеральный партнёр: Сбербанк
Инновационный партнёр: Технопарк «Политехнический» и Motionpix 
Телеком-партнёр: компания МТС
Официальные партнёры: web-студия PetrogradWeb и Петровский автоцентр, компания Danone
Информационные партнёры: социальная сеть Одноклассники, Ленинградская областная торгово-промышленная палата, Kudago, Карповка, Комитет по туризму в Ленинградской области, BigPikcha.ru, Наши походы

Мне важно ваше мнение! Была ли интересной эта статья? Есть что дополнить? Хотите рассказать свою историю или поделиться своими фотографиями? А может быть вы нашли ошибку в моём тексте?
Оставьте свой комментарий!

Будьте в курсе!

Получайте уведомления обо всех моих новых записях на ваш e-mail!
Или следите за обновлениями в моих аккаунтах в Фейсбуке, вКонтакте, в Одноклассниках или в Твиттере — там публикуются анонсы всех постов. Кроме этого вы всегда можете узнать обо всех обновлениях через RSS.

Ещё рекомендую подписаться на мой Инстаграм — только там все мои путешествия в реальном времени. А все мои видео — на YouTube.

Оставлено 6 комментариев, будьте следующим!

avatar
25000
Загрузить изображения
 
 
 
 
 
Загрузить аудио или видео
 
 
 
 
 
Dmitry Shilov

4-ый прям огонь-огонь-огонь был. Да и 8-ой тож. Шикарную точку поставили

Николя
Николя

Вова, спасибо за статью, треть века тут живу а первый раз у тебя прочитал про ингерманландцев на перешейке)

Постоянный адрес страницы: https://kezling.ru/travels/open-lo-8-the-story-about-indigenous-peoples/

Структура: / / / / Открывая Ленобласть. 8-й выезд. Сказ об исчезающих малых народах или Там где жили эвремейсы