Опубликовано: 5 марта 2012 | 23:53 | 5 комментариев

Репортажи

Обыкновенное чудо

  • 4 марта 2012

Весь вчерашний день я провел на различных избирательных участках. В течение 14 часов я в качестве представителя СМИ наблюдал за тем как проходят выборы президента Российской Федерации в различных районах Санкт-Петербурга: помогал наблюдателям отстаивать свои права и подавать жалобы, фиксировал нарушения и оперативно сообщал о них в штаб. Ситуации были разные — рассказываю всё как было. Правда, правда и ничего кроме правды. Так как репортёр из меня никудышный — фотографий будет мало, зато будет очень много текста. Постараюсь быть максимально объективным...

Небольшая преамбула

Для начала четыре важных тезиса, чтобы отсеять глупые вопросы.

Во-первых, я специально пишу всё это, когда уже известны официальные результаты выборов. Злой бородатый волшебник уже заявил, что в России прошли самые честные выборы. Победитель уже успел со слезами на глазах выступить перед согнанной организаторами к кремлю огромной толпой. В городах моей необъятной родины уже начали бурлить протестные настроения, правда пока не так яростно, как это было в декабре. Я отдохнул и пришёл в себя после вчерашнего дня и могу с трезвой головой оглянуться назад и постараться дать объективную оценку всему увиденному и услышанному накануне.

Во-вторых, я не лоялен ни к одному из существующих кандидатов. Никто из них не кажется мне достойным кандидатом для того, чтобы занять президентское кресло на ближайшие шесть лет. Собственно, на выборы я ехал без каких-либо симпатий к кому-либо. Меня никто специально не звал — я шёл сам, для того чтобы посмотреть на всю кухню изнутри и сформировать, в первую очередь для себя, мнение о происходящем. Перед вчерашним днём я долго себя настраивал на беспристрастное слежение за ходом голосования и пытался отталкиваться от того, что всё должно быть честно. Я лично за руку ни одного нарушителя не ловил, и всё написанное ниже — возможно всего лишь мои домыслы. Но уж очень очевидными кажутся мне все произошедшие за этот день события.

В-третьих, аккредитацию мне выдала организация «Голос» по моей же просьбе. Моей задачей была фиксация нарушений и передача сообщений о них в штаб. За мою работу никто не платил мне ни копейки, никто не возмещал расходы на бензин и на питание в течение дня.

В-четвёртых, участки, которые я посетил, я выбирал сам, кроме последнего — туда меня попросили поехать бригадиры из «Голоса». Мой принцип отбора УИК для посещения был прост — я выбрал несколько участков в разных районах города, на которых на декабрьских выборах процент голосов за «Единую Россию» был минимум в два раза больше среднего показателя по Питеру. Мы работали в группах по двое. Мобильных групп, подобных нашей, только от «Голоса» действовало более пятидесяти. Говорят, IT'шников как и дураков друг к другу притягивает; моим напарником оказался программист из «Турбины» Костя Чухломин (chuhlomin).

Deceive. Inveigle. Obfuscate.

5:50. Квартиру оглашает радостное верещание будильника. С трудом поднимаю голову с подушки и веду себя в сторону ванной. После этого завтрак — горячий чай с лимоном и пара печенюшек.

6:35. Понимаю, что опаздываю. Через 25 минут мне надо быть уже в Рыбацком, а ехать туда километров 30. Наконец, через 5 минут выбегаю из квартиры, на ходу запихивая фотоаппарат и бутерброды в рюкзак.

7:00. Забираю Костю из Рыбацкого, летим на первый участок.

7:20. Первый пункт нашего посещения — УИК-1616 (Фрунзенский район, Расстанная улица). На входе какое-то неизвестное тело пытается нас не пустить под предлогом, что мы слишком рано приехали. Не останавливаясь, проходим мимо него.

7:25. Избирательная комиссия не спеша начинает свою работу. Регистрируемся и начинаем свою. Председатель и члены избирательной комиссии ведут себя максимально вежливо и корректно. Опечатывают урны, что, кстати, является нарушением — урны должны опечатываться только в 8 часов. Переносных урн всего четыре, но опечатываются только три из них. Под предлогом, что четвёртая не понадобится, она ставится в угол помещения. На первый взгляд все более-менее хорошо, но в душу начинают закрадываться первые сомнения.

8:00. Начинается голосование. Появляются первые избиратели. В их числе приходят какие-то ребята явно быдловатого вида. Их внешний вид совсем не увязывается с образом благочестивого избирателя, спешащего в это воскресное утро в числе первых выполнить свой гражданский долг. Сразу подозрение — карусель. Но ребят оказывается всего трое, так что вроде всё нормально.

8:20. Рядом расположена УИК-1617, захожу туда. Члены избирательной комиссии здесь тоже предельно вежливы и вроде даже мне рады. С энтузиазмом отвечают на мои вопросы и всё рассказывают. По их словам — состав комиссий на обоих участках полностью сменился с прошлых выборов — все они работают на этом месте впервые. Обещают внимательно следить за процессом и способствовать честным выборам. Возвращаюсь в УИК-1616.

8:50. Ближе к 9 часам утра рядом с избирательной комиссией появляются ребята в чёрных куртках. Представляются мобильной бригадой от Прохорова, внушают доверие. Сообщают, что на многих участках присутствуют подставные наблюдатели от Прохорова, зарегистрированные по поддельным документам. Примерно в это же время на УИК-1617 приходит наблюдатель от Прохорова, которому председатель отказывает в регистрации. Ребята пытаются ситуацию разрулить и наблюдателю помочь.

9:00. Представители Прохорова просят меня найти в УИК-1616 наблюдателя от своего кандидата — в списках фигурирует девушка, они хотят с ней пообщаться. Оказывается, что никто из комиссии не знает где она, вроде её даже никто и не видел. Тем временем ребята из мобильной бригады рассказывают, что многие места наблюдателей от ЛДПР и от Справедливой России были открыто проданы представителям Единой России.

Лирическое отступление. Эта избирательная кампания должна была стать самой честной за всю историю российских выборов. ЦИК пошёл на невероятное — обеспечил все участки (как позже оказалось, что всё-таки не все) видеокамерами, и любой желающий мог посмотреть, что происходит на конкретном участке через интернет. Камер на каждом участке планировалось две: одна должна была снимать членов избирательной комиссии, выдающих бюллетени, вторая — урну для голосования. Всё оборудование устанавливалось представителями вышестоящих территориальных избирательных комиссий. Что уж тут говорить, что не всегда они были направлены в нужную сторону — на некоторых было видно лишь кусок пола. На все просьбы наблюдателей и некоторых членов избирательных комиссий поправить камеры, так чтобы они показывали то что нужно, председатели отвечали отказом под предлогом, что установкой занималась вышестоящая комиссия, и у председателя нет полномочий что-либо исправлять. Такую ситуацию я лично видел на нескольких участках.

Так как были поставлены камеры, осуществлять фальсификации стало существенно тяжелее — во всяком случае популярная схема с вбросами, а так же с многократным голосованием по открепительным, была слишком рискована — всё должно было записываться, и в дальнейшем эти записи могли быть вескими аргументами в судах. Изворотливыми умами тут же были придуманы две дополнительные схемы, с которыми я неоднократно столкнулся в течение дня. Возможно в других городах и регионах схемы были другими, рассказываю только то, что видел сам лично.

Одна из схем — подставные лояльные наблюдатели, зарегистрированные по фальшивым документам. Когда приходили реальные наблюдатели — им просто отказывали в регистрации и не допускали на участок. Соответственно на территории участковой избирательной комиссии оставались только нужные люди, которые в случае чего закрывали глаза на любые нарушения. 

Про вторую схему расскажу чуть позже.

Был ещё один интересный нюанс — так как от каждой партии на участке могло быть максимум два представителя (один наблюдатель и один член комиссии), наблюдатели от Единой России и от Путина шли отдельно. Таким образом количество лояльных председателям наблюдателей, которые, в случае чего, были бы на их стороне, на некоторых участках было в два раза больше, чем должно было быть. Более того, на одном из участков, где мы были, председатель вообще наплевал на эту норму закона и только наблюдателей от Единой России было, если я ничего не напутал, трое.

При этом, не могу не отметить, что наблюдатели от Единой России и Путина на вопрос «от какой вы партии?» всегда отвечали со смущением, так как будто бы они были передо мной в чём-то виноваты.

Выборы-2012

9:05. Прощаемся со всеми и собираемся на следующий участок. Члены обоих комиссий предлагают остаться у них на весь день, чтобы доказать, что они работают в рамках закона. По доброму прощаемся и желаем всем удачного дня.

9:25. Приехжаем в следующую УИК — 1082 (Московский район, Благодатная улица). Председатель не очень рада нашему появлению. Видно что очень волнуется, хотя и регистрирует нас без вопросов. Но при этом вежливо просит нас не снимать более 15 минут, ссылаясь на соответствующее указание от руководства. Мягко объясняем ей, что её требование незаконно и мы будем снимать ровно столько, сколько захотим. Беседа проходит очень вежливо. В процессе разговора председатель рассказывает, что она работает в первый раз, и что её чуть ли не насильно заставили стать председателем избирательной комиссии. Именно этим она объясняет своё волнение.

9:40. Пока ещё довольно рано и избирателей практически нет. Пока Костя занимается общением с наблюдателями, захожу на соседний участок — 1081. Там всё спокойно. Наблюдатели сонно и без интереса сидят в сторонке.

Лирическое отступление. К сожалению, как показали мои наблюдения, большинство наблюдателей свою функцию на выборах не выполняло. Ради чего они туда пришли —  я до сих пор не понимаю. Кому-то из них платили деньги, кто-то пришёл по другим причинам — но факт остаётся фактом, из всех наблюдателей, которых я увидел за день (а это, наверное, почти сотня человек) — только 8 человек вели себя активно, пытались отстаивать свои права и принимать участие в работе избирательной комисии. Остальные просто тихо сидели где-то в сторонке, лениво занимаясь какими-то своими делами. Всё происходящее им было глубоко безразлично. Из этого могу сделать вывод, что институт наблюдателей свою функцию не выполнял совершенно. И все заявления бородатых волшебников об огромном количестве наблюдателей, работавших на выборах можно смело делить минимум на 10.

9:55. Один из наблюдателей на УИК-1082 ведёт себя по отношению к избирательной комиссии агрессивно и вызывающе. Обвиняет других наблюдателей в бездействии и безразличности. Но на провокатора не похож. Вроде как борется за справедливость. Много расспрашивает у нас о своих правах, и о том что ему можно делать, а что нет, а так же как вести себя в случае экстренной ситуации.

10:10.  Вроде на этих двух участках всё без серьёзных нарушений.  Едем дальше — в Кировский район.

10:25. Тут начинается самое интересное — наше внимание привлекает вот такая весёлая агитация, висящая практически у самого входа сразу на два избирательных участка.

Выборы-2012

Лирическое отступление. Я задался вопросом — а кто такой Милонов, адрес сайта которого указан на плакате, и который, видимо, надеется что там наверху заметят его рьяную поддержку действующей власти, пусть и незаконную, и отблагодарят. Иначе, зачем указывать на явно агитационном плакате адрес своего личного сайта? Оказалось,что господин Милонов никто иной как председатель комитета по законодательству законодательного собрания Санкт-Петербурга. Ну уж если человек, отвечающий за законы в этом городе, так открыто и нагло эти самые законы нарушает, то что говорить о других.

Как оказалось позже, такие плакаты висели на многих избирательных участках Кировского района.

10:30. Заходим вовнутрь. Внимательная молодая полицейская, сидящая на входе, увидев висящий на моей шее фотоаппарат уточняет, не пресса ли мы. Мы подтверждаем, что она угадала. Она молниеносно куда-то звонит по мобильному и быстро кричит в трубку «Алё. Пришли!», после чего вешает трубку. Я сразу вспомнил школьные годы, когда мы курили в мужском туалете между уроками, а кто-то стоял на стрёме, и в случае чего громко кричал «шухер».

10:31. Оказывается, что мы ошиблись зданием и попали не на тот участок, куда планировали приехать. Ну не на тот — так не на тот, ничего страшного. Остаёмся здесь — УИК-555, (Кировский район, Ленинский проспект). Проходим в помещение для голосования и видим, что там происходит какая-то суматоха. На входе нас встречают двое молодых наблюдателей, явно подкованных юридически и пытающихся отстоять свои права. Председатель комиссии — молодой мужчина с невероятно наглым выражением лица. По словам наблюдателей — творит только то, что ему вздумается.

Пока нас регистрируют — становимся свидетелями очередного происшествия. Оказывается, что все документы члены УИК хранят в отдельной комнате, куда пускают только председателя, секретаря и ещё нескольких лояльных им членов комиссии. Кроме них туда никого не пускают — ни наблюдателей, ни членов избирательной комиссии с правом совещательного голоса, ни прессу. Правда по жёсткому требованию наблюдателей запрашиваемые документы всё же иногда выносят, но это всегда сопровождается скандалом.

10:50. Пока Костя следит за происходящим, иду на соседний участок — 557.  Там ко мне моментально подходит председатель комиссии — тоже молодой парень. Там я провожу минут пять, и все эти пять минут он от меня ни на шаг не отходит и внимательно за мной следит, будто я вражеский шпион.

10:55. Возвращаюсь обратно на УИК-555. Как раз в этот момент там разрастается новый скандал — планируется выезд с переносными урнами для голосований на дому. Всего 2 списка — один на 30 человек, второй почему-то на 70. Со списком на 70 человек уходят наблюдатели от Единой России. Хотя председатель УИК должен был всех наблюдателей заранее предупредить, что собираются уходить с урной — естественно он никого не предупреждал. На требование наблюдателей изменить состав группы, которая уйдёт с мобильной урной, председатель отвечает категоричным отказом.

Лирическое отступление. Здесь раскрывается второй способ фальсификации — ведь если на избирательном участке расположены камеры, которые всё происходящее не только записывают, но и транслируют онлайн, то, если надо что-то сфальсифицировать, самый верный способ это совершить — сделать всё за пределами видимости камер. Только этим я могу объяснить огромные списки желающих проголосовать за пределами участка.

11:10. Идём с мобильной урной по списку из 30 квартир. Интересно, что по некоторым заявленным адресам жильцы откровенно удивлены нашему появлению — никаких заявок они не подавали. Кроме этого член комиссии, который идёт с урной, никого кроме себя и сопровождающего нас сотрудника полиции в квартиры не пускает. Мы-то ладно — мы репортёры, и нас пускать к себе в квартиры никто не обязан. Но в законе чётко прописано, что при голосовании за пределами УИК наблюдателям должны быть предоставлены такие же права, как и членам комиссии. С нами ходит девушка Ольга — наблюдатель, перед которой наглый член комиссии постоянно захлопывает дверь. Мы указываем ему на несоблюдение закона, более того — открываем конкретную статью где чёрным по белому все написано. Этот крендель невозмутимо читает закон, делает poker face и заявляет, что раз в законе чётко не прописано, что наблюдатель должен заходить в квартиру, значит он никого не пустит. Сотрудник полиции, сопровождающий нас безучастен и своего мнения не высказывает. Ольга возвращается на УИК, мы удивляясь открытой наглости и продажности председателя и прочих членов избирательной комиссии идём дальше. Ничем другим я их поведение объяснить не могу. Напоследок, Ольга даёт нам наводку: в студенческом городке на Парке Победы — масса нарушений. Решаем, что туда мы тоже доберёмся, но чуть позже.

Пока ходили я засёк время. За 45 минут мы успеваем обойти только 3 квартиры, находящиеся в одном доме. Простой подсчёт показывает, что даже за полный день голосования (если переносную урну унесут с участка в 8 утра и принесут в 8 вечера) можно обойти максимум 48 квартир, и то если они расположены в одном доме. Таким образом на обход заявленных в реестре 70 квартир, о чём я рассказывал чуть выше, должно уйти около 17 с половиной часов. То есть, если все будет сделано с тем списком честно, член комиссии должен будет вернуться с ней на участок только в пятом часу утра.

12:15. Заходим на УИК-556 (Кировский район, проспект Стачек), на который мы собирались попасть изначально. Председателя на месте нет и никто не знает где она. В углу небольшого помещения тихо, словно наказанные дети, стоят наблюдатель и член комиссии с правом совещательного голоса. Передвигаться по участку им не позволяют. Урны находятся в другом конце помещения и с этой точки практически не видны.

Вместо председателя бойко орудует и раздает указания какой-то парень спортивного телосложения, раза в полтора больше меня по габаритам. Ведёт себя вызывающе и нагло, идёт в открытую конфронтацию. На просьбу представиться, отвечает, что он избиратель, пришёл голосовать по открепительному удостоверению, и думает за кого отдать свой голос. Наблюдатели сообщают, что думает он с самого открытия участка, и уходить никуда не собирается.

Появляется председатель комисии — женщина. Пытается обосновать запрет на передвижение по участку. Действует в паре с этим парнем — видно, что они работают как одна команда. Мы пытаемся отстоят права наблюдателей, но получается, что говорим только мы, а они молчат, не проявляя никакой инициативы. Запугали их что ли.

Оказывается, что здесь тоже подозрительно много человек голосуют за пределами участка — 150 человек, это при том, что к данной УИК приписан всего один дом. Опять на лицо нарушение — потому что обойти столько человек за оставшиеся до конца голосования семь с половиной часов практически нереально.

Говорю наблюдателям: «Пишите жалобу!». Говорят «да, да» и продолжают безучастно стоять в уголке с виноватыми лицами.

Прошу, чтобы они попросили ознакомиться с реестром и документами. Опять «да, да». И опять ничего не делают.

13:00. Понимаю, что сделать на этом участке мы ничего не можем. Жалобы писать могут только наблюдатели — а у нас другой юридический статус. Идём к машине, чтобы ехать дальше. Накачанный парень провожает нас до выхода, докапываясь кто мы и вообще чего нам надо, и почему не хотим побыстрее отсюда уехать.

13:30. Заезжаем перекусить в Макдональдс. Пережевывая биг мак и запивая его апельсиновым соком, читаю с мобильного последние новости. Если верить написанному, то нам пока ещё везёт: в Питере избили девушку корреспондента, в Челябинске мобильным группам «Голоса» прокалывают колёса, в Москве замечены массовые карусели. Размышляем с Костей — что из этого правда, а что — провокация.

14:30. Отзваниваемся в штаб, сообщаем обо всём увиденном.

15:10. УИК-1711 (Фрунзенский район, Дунайский проспект). Председателя на участке нет, она прячется в каком-то кабинете, заполняя какие-то бумаги. Делать можно всё что угодно — снимай, не хочу. Между тем, соблюдая процедуру, иду к председателю, чтобы представиться и зарегистрироваться в реестре.

В ответ получаю категоричный отказ со ссылкой на отсутствие каких-то мифических документов. Для убеждения делается звонок по мобильному, типа в вышестоящую ТИК, где подтверждают, что мы здесь находиться не имеем права. Обращаемся к полицейскому, жалуемся ему на председателя. Тот вызывает своё начальство и мы вместе с ними читаем законы, доказывая что председатель комиссии нарушает закон.

Лирическое отступление. Все встреченные нами в течение дня полицейские были настроены очень дружелюбно. Про них могу сказать только хорошее.

15:25. В процессе выяснения отношений появляется ещё один неизвестный мужчина. Представиться отказывается. Но видно, что председатель его во всём слушается. Мужчина выглядит очень серьёзно — аккуратно одет, в глаза бросается толстая золотая цепь. Председатель всё-таки нас регистрирует. Мужчина в это время с вызовом пытается объяснить нам, что мы здесь никто, и можем снимать избирателей только ниже пояса. Вежливо пытаюсь объяснить ему что он не прав, и таких пунктов ни в одном из законов нет. Он тут же заводится, что-то орёт мне в ответ. Выяснять отношения с ним совсем не хочется — выхожу из кабинета и начинаю фотографировать участок. Снимаю всё что хочу, никто не говорит ни слова.

15:45. Заходим на участок — 1710. Там всего один наблюдатель — молодая девушка от Справедливой России. Рассказывает, что предотвратила утром два вброса. Теперь председатель не даёт ей перемещаться по участку. Но писать жалобу она боится, так как её за это, если я правильно понял, обещали сразу удалить с участка, а она хочет дождаться заполнения итогового протокола.

15:55. Костя берёт у неё интервью. Желаем ей удачи и едем дальше.

16:30. УИК-1125 (Московский район, Бассейная улица). УИК расположена на территории студенческого городка. В помещении избирательного участка весь день проходит дискотека. Просим председателя УИК нас зарегистрировать. Она отправляет нас к секретарю комиссии. Секретарь в грубой форме кричит председателю: «Чё ты мне их посылаешь? Сама регистрируй!». В общем, полный бардак.

Между тем увеличенная копия протокола, висящая на стене, уже практически полностью заполнена карандашом. Кроме этого замечаем, что на участке нет вёб-камер — всё-таки не везде по стране их поставили.

Рядом находятся ещё 2 участка, но мы на них даже не заходим. Видно что там всё тоже самое — полный бардак.

Подходим к двум очаровательным девушкам-наблюдателям — они пишут сразу несколько жалоб на работу комиссии. Следующий час проводим с ними. Настроены они очень позитивно. Остальные наблюдатели безучастно сидят в уголке на стульях, занимаясь своими делами.

Выборы-2012

17:30. Желаем девчонкам удачи и едем дальше — в Пушкин.

18:00. УИК-1614 (Пушкинский район, Красносельское шоссе). Это мой избирательный участок — поэтому заезжаем на него только для того, чтобы проголосовать. У Кости с собой открепительное, за которым он специально ездил в Киров. Мне получить открепительное не удалось — их на моём участке просто не было в наличии. С виду всё нормально, поэтому, не теряя времени, едем дальше.

18:30. Завожу Костю на один из пушкинских участков, где он будет получать копию итогового протокола. Сам еду в другое место.

19:00. УИК-1572 (Пушкинский район, посёлок Шушары, Пулковское отделение). Участок оказывается совсем маленьким. Председатель, приятная добрая женщина, принимает меня очень тепло. Так как участок находится на территории небольшого посёлка, состоящего буквально из 4-5 небольших домов — все друг друга знают. Избиратели, приходящие на участок, могут даже не называть свой адрес — все между собой знакомы.

Атмосфера очень тёплая и дружеская, я почти уверен, что в течение дня здесь фальсификаций не было. Как-то всё совсем по наивному и по доброму, как будто в глубинке. В общем, мне очень нравится атмосфера. Пока приходят последние избиратели рассказываю наблюдателям обо всём, что видел за день. Слушают с интересом и удивлением.

20:00. Избирательный участок закрывается. Начинается подсчёт голосов. Всё проходит согласно регламенту. Возможно, с небольшими нарушениями, но они абсолютно некритичны.

Выборы-2012

21:55. Так как участок совсем небольшой — заканчивается всё довольно быстро. Менее чем через два часа итоги голосования уже подведены. Получаю копию итогового протокола, желаю всем удачи и еду домой — благо совсем недалеко.

Выборы-2012

22:10. Уставший захожу домой. Достаю из рюкзака так и нераспечатанные за день бутерброды и ужинаю. Глаза предательски слипаются. Доползаю до кровати и засыпаю крепким здоровым сном.

Эпилог

Закончу так же четырьмя важными на мой взгляд тезисами.  На всякий случай ещё раз уточняю — все эти выводы я сделал исключительно на базе того, что видел своими глазами. Натягивать эту картину на масштаб России считаю некорректным допущением. Но ситуацию по Питеру мой рассказ более-менее точно, думаю, передаёт.

Тезисы:

1. В течение дня я побывал на 12 избирательных участках. Могу сказать, что незначительные нарушения, на которые я бы закрыл глаза будучи наблюдателем, были только на 4 из них. Таким образом, по моему опыту, на 2/3 избирательных участков были серьёзные нарушения, которые скорее всего были связаны с фальсификациями. Ещё раз подчёркиваю — серьёзные нарушения были, и они были на большинстве посещённых нами избирательных участков.

2. Члены избирательных комиссий, особенно председатели, совершенно не знают законов. Я считаю, что человек, занимающий такую должность, просто обязан сдавать экзамен на знание всех связанных с выборами законов и подзаконных актов. Самым неприятным было то, что даже когда мы тыкали их носом в закон, они делали вид, что их этот закон не касается. К сожалению, некоторые из этих людей настолько прогнившие, что законы для них ничего не значат. И большинство из них в своих действиях опирались исключительно на инструкции вышестоящего руководства, часто противоречащие действующему законодательству. Подчёркиваю — большинство. Но, конечно, далеко не все. Здесь же отмечу про полный провал института наблюдателей — большинство наблюдателей относились к процессу с полнейшим безразличием. Ещё раз заострю на этом внимание — реальное количество ответственных наблюдателей, которые реально следили за ходом выборов и пытались противостоять многочисленным нарушениям можно смело делить на десять.

3. На некоторых избирательных участках присутствовали какие-то неизвестные личности спортивного телосложения, которые действовали в сговоре с председателями участков. Вся суть их действий сводилась к затуманиванию проходящих процедур и к усложнению наблюдения за процессом всеми заинтересованными в честности выборов лицами.

4. И последнее. Как бы там ни было, даже если отбросить все возможные и невозможные фальсификации, — большинство населения страны всё равно проголосовало за Путина. Был ли второй тур, если бы не было фальсификаций — вопрос отдельный. Но факт остаётся фактом — моих соотечественников устраивает всё что происходит в этой стране. И это самое грустное. Я живу в Санкт-Петербурге, не в глухой чаще. И в Москве, главном городе моей родины, бываю тоже довольно часто. И, к сожалению, даже два этих великих города находятся в очень глубокой заднице по сравнению с городами Европы и прочего цивилизованного мира. Я даже не говорю про провинциальные города России, по которым я за последние два года тоже успел поездить. Страна находится в откровенной жопе, и с каждым годом, к сожалению, скатывается в неё всё глубже и глубже. Для того чтобы это увидеть не надо быть супер-образованным — достаточно лишь открыть глаза и внимательно посмотреть по сторонам. И лучи света в этом тёмном царстве, к сожалению, виднеются всё реже и реже. А народ-то всё-равно рад и с энтузиазмом снова и снова отдаёт свои голоса за того же царя. Вот такое вот обыкновенное для моего отечества чудо...

Всё. Чаша моих мыслей показывает дно. Хватит политики. Точка.

Trust no one.

P.S.: В самом конце — о хорошем. Сегодня дважды звонили ребята из «Голоса» и спрашивали не забрали ли меня с сегодняшнего митинга в полицию, и не нужна ли мне юридическая помощь. Обещали в случае чего прислать адвоката. На сегодняшнем митинге меня не было. Но, чёрт возьми, как приятно. Вот они светлые лучи, рассекающие темноту над моей страной. И пока есть такие люди, которым не всё равно — у этой страны есть будущее. А я, в свою очередь, верю в то, что оно светлое.

Будьте в курсе!

Получайте уведомления обо всех моих новых записях на ваш e-mail!
Или следите за обновлениями в моих аккаунтах в Фейсбуке, вКонтакте, в Одноклассниках или в Твиттере — там публикуются анонсы всех постов. Кроме этого вы всегда можете узнать обо всех обновлениях через RSS.

Ещё рекомендую подписаться на мой Инстаграм — только там все мои путешествия в реальном времени. А все мои видео — на YouTube.

5 комментариев

Отправить ответ

avatar
25000
Загрузить изображения
 
 
 
 
 
Загрузить аудио или видео
 
 
 
 
 
Гоннова Анжелика Арнольдовна

спасибо за статью, всегда с удовольствием, смотрю Ваши репортажи и фотографии, спасибо и за эту статью, очень хочется жить в стране где играют честно, так хочется...надеятся...

Сергей

Спасибо , и все (чтоб не повторяться)

Ольга

Ребята , спасибо огромное СПАСИБО, Я ИМЕННО ТА ОЛЬГА С КОТОРОЙ БЫ ГУЛЯЛИ ОТ 555 УИК, РЕБЯТА МЕНЯ В ПОСЛЕДСТВИИ ИЗБИЛ СОТРУДНИК ПОЛИЦИИ, ОН СЛОМАЛ МНЕ ЗУБ И ОСТАВИЛ СИНЯКИ НА РУКАХ ВСЕ ЗАФИКСИРОВАНО В ТРАВМПУНКТЕ ПОДАНЫ ЗАЯВЫ В ПОЛИЦИЮ И ПРОКУРАТУРУ, В ПРОКАРУТУРУ УЖЕ ВЫЗЫВАЛИ, СВЯЖИТЕСЬ ПОЖАЛУЙСТА СО МНОЙ + 7 _951 -668-49-94, МЫ ПРОСТО ПОТЕРЯЛИ ВАС

NP

Все повторяется по одному сценарию: что в Беларуси, что в России. Страшно.

wpDiscuz

Постоянный адрес страницы:

Структура: / / Обыкновенное чудо