19 сентября 202015 минут7294

Путешествия / Российская Федерация / Калининградская область

Открывая Серебряное ожерелье: 2-й этап /

Введение в Калининградскую область или Военный трофей, которым не гордятся

В апреле 1946 года на землях Восточной Пруссии, отошедших к СССР после победы в Великой Отечественной войне, была образована Кёнигсбергская область с центром в Кёнигсберге. Через несколько месяцев Кёнигсберг стал Калининградом, а область — Калининградской. Коренное население края было депортировано. Так началась история самого западного региона России, после развала СССР превратившегося в эксклав. В наши дни попасть туда по земле можно либо через Литву, либо через Белоруссию с Польшей.

Как и другие отдалённые уголки нашей страны, Калининградская область живёт своим укладом, сильно отличающимся от остальной части России. Там не первый год идёт «борьба с германизацией», основная цель которой — стереть все упоминания о древней истории края, будто до 1945 года, когда Кёнигсберг был взят советскими войсками, на этой земле ничего не было. Любые общественные мероприятия, например — автопробеги, где задействована Германия, — табу, чтобы, не ровен час, не популяризовать немецкую культуру. Старинные замки, коих в разном состоянии сохранилось в области два с половиной десятка, — почти все переданы Русской православной церкви. Предлог — простой: хоть это и было пятьсот лет назад, но строились они Тевтонским орденом, тот являлся религиозной организацией, а значит и сегодня эти фортификационные сооружения — объекты религиозного наследия. Конечно же, российским священнослужителям никакого дела до старых развалин нет, поэтому со стороны кажется, что единственная цель смены собственника — всё та же «борьба с германизацией». Мало ли кто решит немецкие замки восстановить, а так они просто развалятся по-тихому лет за тридцать... Отсюда, «из России», как говорят местные, всё происходящее кажется какой-то дикостью. Ну право, какая «германизация», с ума вы там что ли посходили? Но что для нас бред сумасшедшего, для калининградцев — будничная обыденность...

На какой-то там день экспедиции, уже будучи в Калининграде, мы пили чай в зале гостиницы «Альбертина» и вели неторопливую беседу с писателем и общественным деятелем Борисом Бартфельдом о нелёгкой судьбе этого края, о его прошлом, настоящем и будущем. И рассказывая уже не помню о чём, я оговорился, заменив в слове «область» букву «о» буквой «ё». Оговорочка, что называется, получилась по Фрейду. Родившийся в тот вечер термин «Калининградская ёбласть» превратился для нас в локальный мем, ёмко и колко описавший текущую ситуацию с историческим наследием региона.

Из Литвы в Калининградскую область мы въезжали через захолустный погранпереход «Рамонишкяй — Пограничный». День клонился к завершению, и мы торопились — пункт пропуска вот-вот должен был закрыться на ночь.

Прохождение литовской стороны заняло у нас минут пять, четыре из которых мы вместе с улыбчивыми пограничниками шутили, почему наш багажник не забит контрабандными литовскими товарами.

На российской стороне нам были не рады. После дежурных вопросов, зачем мы вообще приехали в Калининградскую область (будто мы не на территорию своей страны въезжаем), пограничники перешли на личности. Один из участников нашей экспедиции, журналист «Комсомольской правды» Илья Крушевский, был родом из Калининграда, но последние годы жил, учился и работал в Санкт-Петербурге. Этот факт до глубины души оскорбил проверявшего у нас документы сотрудника ФСБ, и тот принялся высказывать Илье всё, что о нём думает, вопрошать, как он вообще посмел уехать из Калининграда «в Россию», и приравнивать его чуть-ли не к изменнику родины.

У нас забрали паспорта. Началось длительное ожидание. Пролетел час. Неожиданно откуда-то появился похожий на средневекового феодала начальник.

— А чего это у вас машины все в наклейках?

Мы в двух словах рассказали ему о нашем проекте. Тогда начальник рявкнул на нежелавшего отпускать нас просто так своего подчинённого:

— Ну чего ты доебался до парней? Видишь, нормальные ребята едут, пропускай!

Введение в Калининградскую область

Наш путь лежал в Неман, где нас ждали остальные члены нашей команды, прилетевшие в Калининградскую область на самолёте.

После небогатого, но внешне очень аккуратного литовского захолустья, по которому мы пробирались к погранпереходу, первые километры по дорогам самого западного региона России ввели нас в состояние шока. Разбитый асфальт, заваленные мусором обочины, выглядывающие из-за кустов разрушенные дома — всё выглядело так, будто Вторая мировая война кончилась лишь вчера. На дорогу медленно наползали вечерние сумерки, под сенью которых окружающие нас постапокалиптические пейзажи выглядели ещё печальнее.

Минут через сорок мы въехали в небольшой полуживой посёлок Горино (до Второй мировой войны — Обер Айссельн).

Введение в Калининградскую область

Два типичных признака Калининградской области, сразу бросающиеся в глаза: крытые черепицей огромные старые здания с большим количеством окон, характерными высокими чердаками и сводчатыми глубокими подвалами да обилие потрёпанных немецких автомобилей на дорогах, среди которых почему-то превалируют Ауди.

На окраине Горино посреди благородной дубовой рощи стоит старая полуразрушенная башня. Её возвели в 1912 году в память о первом канцлере Германской империи Отто фон Бисмарке.

Такие башни-памятники в честь «железного канцлера» массово возводились в то время по всему миру. До наших дней их сохранилось сто семьдесят пять, две из которых — на территории России: одна — неподалёку от Черняховска, вторая — в Горино. Несмотря на то, что обе признаны памятниками архитектуры и подлежат государственной охране, никому никакого дела до них нет: состояние обеих — катастрофическое, и не сегодня завтра они окончательно развалятся.

Введение в Калининградскую область

Высота башни в Горино — двадцать три метра. Она стоит на высоком холме, возвышающимся над Неманом. От монумента к берегу реки ведёт заросшая каменная лестница.

Введение в Калининградскую область

На верхнем ярусе башни когда-то располагалась смотровая площадка. На ней дважды в год — 1 апреля, в день рождения Отто фон Бисмарка, и в день летнего солнцестояния — в специальной чаше разводился огонь.

Башня в Горино — типичная иллюстрация сегодняшнего отношения к культурному наследию Калининградской области. Ровно так же выглядит большинство региональных исторических памятников, и, если не предпринимать срочных категоричных мер, почти все они спустя несколько десятилетий будут безвозвратно утрачены.

Это — печально. Ещё чуть-чуть, и местную историю можно будет изучать лишь по страницам книг да старым фотографиям.

Введение в Калининградскую область

Калининградская область — регион «понаехавших». Большинство сегодняшних жителей края — потомки переселенцев, перебравшихся сюда после Второй мировой войны из наиболее разрушенных областей СССР заместо «коренного» населения, принудительно депортированного в Германию и Литву. За несколько веков до этого «коренное» население само точно так же мигрировало сюда из Священной Римской империи в процессе перебив значительную часть «истинных коренных».

Всё началось в V веке, когда территория современной Калининградской области была заселена близкими по своей культуре к литовцам прусскими язычниками. В XIII веке, после обращения последних «огнём и мечом» в христианство, на их землях сформировалось государство крестоносцев Тевтонского ордена. Этот период ознаменовался массовым строительством орденских замков, часть из которых сохранилась до наших дней.

В XVI веке Тевтонский орден прошёл секуляризацию, теократическое государство крестоносцев было преобразовано в светское Прусское герцогство. За несколько веков пруссы полностью ассимилировались с массой колонистов, и прусский язык оказался вытеснен немецким. Те, кто избежали онемечивания, перешли на литовский. Их стали называть летувинниками (читай: прусскими литовцами).

К началу XVIII века прусский язык стал мёртвым. Тогда же образовалось Прусское королевство, управляемое династией Гогенцоллернов, со столицей в Берлине. Его восточная часть с центром в Кёнигсберге, отделённая от западной польскими землями, получила название Восточной Пруссии.

В 1758 году Восточная Пруссия была взята русскими войсками и включена в состав Российской империи. Четыре года спустя, в ходе сепаратного мира, затеянного Петром III, трофейные земли были возвращены, за что Пётр III вскоре поплатился жизнью, став жертвой дворцового переворота.

К концу XIX века Восточная Пруссия вошла в состав объединённой Германии. В 1945 году на завершающем этапе Великой Отечественной войны Кёнигсберг был взят советскими войсками. По решению Потсдамской конференции Восточная Пруссия была разделена между Советским Союзом и Польшей. Меньшая её часть (примерно одна треть) вместе с Кёнигсбергом была включена в состав РСФСР, став после распада СССР эксклавом Российской Федерации.

Де юре и де факто это — наша земля в течение вот уже почти семидесяти пяти лет. Но почему-то отношение к ней такое, будто мы здесь временно, словно оккупанты: выжмем все соки, опустошим все селения да вернём выжженные поля и леса обратно.

Спустя много десятилетий после победы над Фашистской Германией Калининградская область выглядит так, будто Кёнигсбергская операция завершилась только вчера. О чём ни начни рассказывать — всё заканчивается в 1945, а дальше — лишь стыд и горечь. Весь регион — будто чужая сломанная игрушка, случайно оказавшаяся не в тех руках, и сегодня, в XXI веке, местные города и посёлки по своему уровню развития даже близко не дотягивают до довоенного. Кругом — грязь и разруха. Это похоже на декорации: здесь хоть сейчас можно снимать фильмы про Вторую мировую войну: обветшалые частично заселённые дома с выбитыми окнами, разбитые дороги, как после бомбёжки, остовы старой никому не нужной техники, уставшие лица...

Введение в Калининградскую область

Послевоенная история Калининградской области в точности повторяет послевоенную историю северной части Карельского перешейка, также оказавшейся в составе СССР в результате Второй мировой войны.

Процесс уничтожения истории здесь начался уже в 1946 году. Кёнигсберг был переименован в Калининград, Кёнигсбергская область — в Калининградскую. Сразу после этого все старые немецкие названия были заменены новыми советскими.

Коренное население было принудительно депортировано. Вместо него в Калининградскую область переселились семьи колхозников из наиболее пострадавших от войны регионов СССР. Так кёнигсбергский край оказался в значительной мере наводнён бедными и необразованными селянами, даже не подозревавшими о его древней истории. Для прибывших сюда из советской глубинки людей, не видевших ранее ничего кроме собственных сёл, опустевшие немецкие города казались чуждыми и «заграничными», и, чтобы сгладить это ощущение, их новые обитатели принялись методично уничтожать детали довоенного быта. Тот же Кёнигсберг, город с многовековой историей, был превращён в каменоломню: вся центральная часть города оказалась разобрана на кирпичи, вывозившиеся баржами и использовавшиеся для восстановления Ленинграда, Риги и Вильнюса. В то время как старое уничтожалось, на новое банально не хватало средств.

Переселенцы, занимая чужие дома, чувствовали себя не хозяевами, а временщиками, и это отношение к свои городам сохраняется у некоторых жителей области до сих пор. В Черняховске есть квартал «Пёстрый ряд», экспериментальный рабочий район, созданный под руководством немецкого архитектора Ганса Бернхарда Шаруна, автора знаменитой Берлинской филармонии. Несколько лет назад одна из общественных организаций собралась отремонтировать местные здания дабы привести их к первоначальному виду — архитектурный памятник же. 90% всех расходов были готовы оплатить некие меценаты, собственникам квартир нужно было внести оставшуюся часть. Но жители квартала отказались, мотивировав это тем, что ремонт зданий — обязанность государства, а они лучше всю жизнь проживут в говне, но ни копейки на восстановление своих домов не потратят. Проект провалился.

К слову, и сегодня многие жители Калининградской области ничего об истории своего края не знают. Причина этому кроется в советском подходе — вплоть до перестройки о немецком прошлом старались умалчивать, ученикам в школах ничего о нём не рассказывали. Получалось, что люди жили в окружении старых зданий и памятников, но почти ничего о них не знали. Завеса начала приоткрываться лишь с развалом Советского Союза. Однако в последние годы региональные чиновники снова пытаются закрутить гайки, и та же «борьба с германизацией» — отличная этому иллюстрация.

В одном из областных краеведческих музеев мы разговорились с его директором, и он поведал нам одну простую и очень правильную мысль: Калининградская область — это военный трофей, которым нужно гордиться, но мы почему-то делаем вид, будто мы его стесняемся.

После того как Кёнигсберг в 1945 году был взят советскими войсками, вся предшествующая история этого края тоже стала нашей, российской. Пора уже это признать, а не пытаться её замазать, так будто здесь до прихода Красной армии ничего не было. Теперь все эти немецкие города, кирхи, замки, монументы — такая же составляющая истории нашей страны как пазыракские курганы в Горном Алтае, саамские святилища на Кольском полуострове или генуэзские крепости в Крыму. И первое, что нужно сделать, чтобы проявить уважение к этой земле, — вернуть городам и посёлкам Калининградской области их исторические немецкие названия, не боясь никаких «германизаций». Ведь мы — победители. И наши деды брали Кёнигсберг, а не Калининград. Следует гордиться их победой.

Введение в Калининградскую область

Самое печальное во всей этой истории то, что Калининградская область могла бы быть туристической жемчужиной России, ничуть не хуже Золотого кольца или Байкала. Потенциал — колоссальный. Но этот уникальный уголок старой Европы, посетить который можно не выезжая за пределы страны, визуально — один из депрессивнейших российских регионов.

Можно сколько угодно говорить про развитие внутреннего туризма, мечтать об открытии паромного терминала в Пионерском и том, что он когда-нибудь сможет принимать европейские круизные лайнеры. Но надо быть реалистами: вряд ли кто-то соберётся проводить отпуск среди замусоренных и обоссаных груд камней из прошлого, когда за те же деньги (а то и за меньшие) можно отправиться в ту же Германию.

Введение в Калининградскую область

Один из уходящих символов былой эпохи — аллеи из дубов, лип и тополей, высаженные вдоль калининградских дорог. Эти «древесные коридоры» создавались, чтобы защитить транспортные артерии Восточной Пруссии от размывания водой: расположенные рядом с дорожным полотном деревья высасывали из него излишки влаги.

Сегодня такие придорожные аллеи можно встретить во всех уголках Калининградской области и они, безусловно, являются одной из узнаваемых «визитных карточек» края.

Введение в Калининградскую область

Но что немцу хорошо, то русскому — смерть. Из-за несоблюдения скоростного режима, употребления алкоголя за рулём и других характерных для России особенностей вождения, высаженные вдоль дорог деревья нередко становятся участниками дорожно-транспортных происшествий, нередко — со смертельным исходом. Местные называют их «последними солдатами вермахта» (намекая на то, что они истребляют мирное население; при этом подразумевается, что пьяные водители, нарушающие ПДД, конечно, ни в чём «нэ уиноваты»). И по всей Калининградской области идёт их планомерное уничтожение...

Открывая Серебряное ожерелье

Аналогична ситуация и со старинными тевтонскими замками. Когда-то их на территории Калининградской области было около пятидесяти. На сегодняшний день в более-менее приличном состоянии — так чтобы на месте были хотя бы стены с крышей — осталось всего восемь:
— Инстербург в Черняховске и Георгенбург в Маёвке, которые силами местных энтузиастов постепенно превращаются в туристические объекты;
— Вальдау в Низовье, восстанавливаемый силами одной белгородской семьи;
— Прейсиш-Эйлау в Багратионовске, ныне ничейный и никому не нужный;
— Лабиау в Полесске и Нойхаузен в Гурьевске, перестроенные под хозяйственные нужды;
— Лаукен в Саранском, используемый в качестве общеобразовательной школы;
— Тапиау в Гвардейске, эксплуатируемый как колония общего режима.

Из них в восстановленном и отремонтированном состоянии, таком чтобы не стыдно было показать туристами, — нет ни одного.

Ещё около пятнадцати замков сохранились в руинированном виде. Но лишь один из них — Шаакен в Некрасово — сейчас используется в качестве музейного объекта, да в развалинах ещё одного — Таплакена в Талпаках — в устроенных в советские времена квартирах живут несколько семей. Все остальные — потихоньку разбираются на кирпичи местными жителями...

А вы только представьте, как бы расцвела Калининградская область, будь все эти замки восстановлены и объединены в туристический маршрут? Ведь такого ни в одном другом регионе России нет!

К слову, таково же положение и многочисленных расположенных во всех уголках Калининградской области старых немецких кирх (хотя несколько из них — всё же восстановлены). На следующих трёх фотографиях — Повунденская кирха, памятник истории федерального значения.

Введение в Калининградскую область или Военный трофей, которым не гордятсяВведение в Калининградскую область или Военный трофей, которым не гордятся

Введение в Калининградскую область или Военный трофей, которым не гордятся

Один из моих друзей вскоре после окончания нашей экспедиции спросил, почему я рекомендую Калининградскую область как одно из направлений для путешествий по России? Зачем туда ехать? Смотреть на униженную и растоптанную историю, на которую мы плюём? Не лучше ли отправиться в соседние Литву с Польшей, или в ту же Германию, где всё — то же самое, только восстановленное, красивое, аккуратное?..

Ответ прост: то упадочное состояние, в котором сейчас находятся исторические памятники Калининградской области, — уникально. Такого нигде в мире больше нет. Где ещё вы сможете увидеть старинные города и замки, спроектированные лучшими немецкими архитекторами и инженерами и до неузнаваемости деградировавшие за семь с гаком десятилетий нахождения в составе России? И как раз это состояние, «на лицо ужасное, доброе внутри», на мой взгляд, и делает Калининградскую область интересной туристической локацией, особенно для тех, кто уже побывал и в Литве с Польшей, и в Германии, и теперь хочет посмотреть, а как же оно у нас (спойлер: плохо).

Нет, если вы эстет, или тонкая чувствительная натура, — лучше этот регион вовсе не посещать, иначе депрессия вам обеспечена. А вот для толстокожих любителей истории типа меня (а также всякого рода ценителей заброшек, тлена и прочей разрухи) здесь — рай.

Немаловажная деталь: в 1880-х годах из Кёнигсберга в Санкт-Петербург приехала дочь прусской баронессы Мария Амалия Кёсслинг, моя прапрабабушка. Именно поэтому Калининградская область занимает в моём мире особое место. Этот край дорог мне, и я от души желаю ему всяческого процветания, искренне веря, что когда-нибудь он восстанет из пепла, словно птица феникс, и расцветёт если не как Германия, то хотя бы как какая-нибудь Литва...

Открывая Серебряное ожерелье

Открывая Серебряное ожерелье

Открывая Серебряное ожерелье

Открывая Серебряное ожерелье

The show will go on!

Следующая часть: Неман (ex Рагнит): не наше — не жалко, взрывайте на здоровье!

Мне важно ваше мнение! Была ли интересной эта статья? Есть что дополнить? Хотите рассказать свою историю или поделиться своими фотографиями? А может быть вы нашли ошибку в моём тексте?
Оставьте свой комментарий!

Будьте в курсе!

Получайте уведомления обо всех моих новых записях на ваш e-mail!
Или следите за обновлениями в моих аккаунтах в Фейсбуке, вКонтакте, в Одноклассниках или в Твиттере — там публикуются анонсы всех постов. Кроме этого вы всегда можете узнать обо всех обновлениях через RSS.

Ещё рекомендую подписаться на мой Инстаграм — только там все мои путешествия в реальном времени. А все мои видео — на YouTube.

Оставлено 4 комментария, будьте следующим!

avatar
25000
Загрузить изображения
 
 
 
 
 
Загрузить аудио или видео
 
 
 
 
 
Константин
Константин

Написано с таким неподдельным чувством сопереживания за край, ставший главным героем фотостатьи, что даже если ты до этого и не читал ничего, из написанного автором, все одно — проникаешься искренним чувством уважения к нему.

По поводу Северного Приладожья, в части, отошедшей к Союзу после Зимней войны и Войны-продолжения, на мой взгляд, всё совершенно верно. Ситуация там примерно такая же, как и в Калининградской области.

Виктор
Виктор

Всегда с интересом читаю все отчёты о ваших путешествиях! Молодец! Шикарные фотки и написано хорошим языком. в 12 году были в этих местах. Когда ехали в аэропорт Калининграда, то подъезжали к одной из разрушенных кирх. Грустно осознавать, что всё это разрушается и, как вы правильно сказали, через несколько десятков лет всё это канет в лету. Наши с вами чувства, глядя на всё былое величие построек, полностью совпадают. И очень жаль, что сейчас у руля, в большинстве своём, это Иваны не помнящие родства. А ведь эта земля — не чей-то подарок и не за «здорово живёшь» досталась, а была завоёвана кровью сотен тысяч советских солдат. И такое отношение к историческим объектам — это крайне порочная практика!

александр
александр

свинья грязь всегда найдёт!

Gerkus Mantus
Gerkus Mantus

«в Калининградскую область переселились семьи колхозников ...край оказался в значительной мере наводнён бедными и необразованными селянами».

А в сэсэсэрии были были и богатые?

А кто же преподовал в университетах и институтах Калининграда, может быть доярки? А руководили областью Шариковы? Меньше снобизма, и больше информированности! В советскую эпоху строительство, реставрация, и т.д. было только в руках государства, и за гос.средства. И только благодаря тому, что проектирование Калининграда разрабатывалось в М-ве, современные постройки такие уродливые.В регионах РФ стоят такие же разрушенные церкви и объекты культуры, начните с себя.

Структура: Главная страница / Путешествия / Открывая Серебряное ожерелье: 2-й этап / Введение в Калининградскую область или Военный трофей, которым не гордятся