10 ноября 20181212

Путешествия / Норвегия

Идём на север! /День 14.

Вардё или Шеф, всё пропало

Все статьи из этого путешествия:

1. День 1. Старт экспедиции, национальный парк «Коли», озёра Савиярви и Ийярви
2. День 2. Утро. Национальный парк «Сюёте» и наше первое фиаско
3. День 2. Вечер. Национальный парк «Рииситунтури» и наш первый триумф
4. День 3. Национальный парк «Пюхя-Луосто»
5. День 4. Национальный парк имени Урхо Кекконена
6. День 5. Дом у озера
7. День 6. Музей «Сиида» и национальный парк «Лемменйоки»
8. День 7. Национальный туристический маршрут «Хавёйсунн»
9. День 7 (хотя формально — день 8). Встреча лета на мысе Нордкап
10. День 8. Киркепортен или Ода суровому очарованию Арктики
11. День 9. Дорога на Нордкин и первые неприятности
12. Дни 10, 11 и 12. А чукча в чуме ждёт рассвета…
13. День 12 (точнее — вечер). К чёрту всё! Экспедиция продолжается. Кьёллефьорд, Финнкирка, Дифьорд
14. День 13. Утро. Гамвик и маяк Слеттнес
15. День 13. Мыс Киннародден — самая северная точка Европы
16. День 13. Вечер. Дорога на Вардё или Ничто не предвещало беды
17. День 14. Вардё или Шеф, всё пропало
18. День 15 (точнее — утро). Остров Хорнёйа
19. Дни 15-16. Путь на Родину или Как эвакуировать машину в Россию из-за границы
20. Дни 17-18. Мурманск, атомный ледокол «Ленин» и дорога домой

Идём на север!

Вардё — старейший город в Северной Норвегии и один из старейших в Заполярье. В прошлом, это — один из центров европейской «охоты на ведьм», столица поморской торговли и норвежских арктических открытий. В наши дни здесь ведётся активная деятельность по исследованию шельфовых месторождений в Баренцевом море. Ещё Вардё — самый восточный город Норвегии. Кажется невероятным, но он находится даже восточнее Стамбула. Когда мне впервые сказали об этом, я не поверил и полез проверять по карте. Оказалось, что это — сущая правда. Наконец, Вардё известен как место проведения Скандинавского чемпионата по юкигассену — командной игре в снежки. Интересно? Поехали!

Прошедшую ночь мы провели в маленьком домике в ста сорока километрах от Вардё. Погода продолжала радовать — на небе всё также не было ни облачка, и прогноз на ближайшие несколько суток выглядел таким же благоприятным. Ранним утром, залив на ближайшей заправке полный бак солярки, мы отправились в путь — в Норвегии мы планировали провести ещё два дня, и всё наше время было расписано буквально по минутам: посмотреть хотелось ещё очень-очень многое (и так часть программы в прошедшие дни пришлось из-за погодных сюрпризов сократить).

Дорога на Вардё идёт по берегу Варангер-фьорда. Этот огромный залив, являющийся самым восточным в Норвегии, имеет и русское название — Варяжский. Трасса на Вардё считается национальным туристическим маршрутом. Называется он также как и фьорд — «Варангер». Национальными туристическими маршрутами здесь принято называть дороги, проходящие через наиболее красивые места и снабжённые всей необходимой инфраструктурой — парковками, туалетами, местами для пикников и смотровыми площадками. Всего их в Норвегии восемнадцать. Ранее я уже знакомил вас с двумя из них — «Сеньей» и «Хавёйсунном», и могу сказать, что своё горделивое имя они носят неспроста.

В то утро мы хотели без остановок доехать до Вардё, а знакомство с национальным туристическим маршрутом «Варангер» оставить на следующий день — когда мы поедем обратно. Однако нашей судьбе было угодно распорядиться по-другому.

На дороге шёл ремонт, видимо дорожники тоже решили ухватиться за несколько идущих подряд безоблачных дней и сделать максимум запланированной на этот год работы, а то вдруг завтра внезапно снег пойдёт, и всё — лето кончилось. Несколько ремонтируемых участков, каждый длиной по паре километров, следовали один за другим, собирая на светофорах небольшие пробки из желающих проехать. В ожидании зелёного сигнала я вылезал из машины, улыбался тёплому солнцу и рассматривал окружающие трассу холмы. Вокруг гремела тяжёлая техника — самосвалы, трактора, катки.

Вардё

Посреди одного из ремонтируемых участков дороги на приборной панели моей Вольво зажглась гирлянда из всевозможных лампочек и уведомлений, сообщающих, что у меня сломалось всё — от коробки передач до тормозов. Машина заглохла. Все попытки завести её оказались тщетными: гирлянда мигала, будто рождественская ёлка, на экран сыпались всё новые ошибки, короче — пахло жареным.

Я позвонил в свой дилерский центр в Санкт-Петербург. Потом друзьям в Мурманск. Затем посовещался с остановившимся рядом с нами сердобольным бородатым норвежцем. Диагноз был очевиден: проблемы с электрикой. Оборудования, чтобы подключиться к автомобильному мозгу и скинуть ошибки, у меня, естественно, с собой не было. Да я, если честно, и представить до этого момента не мог, что моя машина может так вероломно умереть прямо где-то посреди норвежской тундры.

Дорогу снова перекрыли. Вокруг меня суетилась тяжёлая техника, которой я очевидно мешал, неуклюже стоя аккурат посреди ремонтируемого участка. Водитель одного из тракторов не выдержал и предложил позвонить в ближайший автосервис, чтобы они прислали за мной эвакуатор. Я сразу вспомнил озвученную несколько дней назад механиком из Кьёллефьорда стоимость запчастей и работ и вежливо отказался, про себя подумав, что мне дешевле будет просто бросить здесь машину, уехать на первой попутке в Россию и никогда больше в Норвегию не возвращаться.

Кое-как, громко покричав на недвижимое чудо шведского автопрома, потопав ногами и побегав вокруг машины сначала в одну сторону, а потом и в другую, мне удалось привести её в какое-никакое чувство. Ошибки на приборной панели и не думали гаснуть, но мотор завёлся. Машина нехотя, но поехала, правда выдавая каждые пять минут по новому сообщению, каждое из которых было страшнее предыдущего.

До Вардё оставалось около пятидесяти километров. До границы с Россией — примерно двести километров в обратную сторону. Я решил, что до России мы с таким раскладом можем и не дотянуть, а вот до Вардё скорее всего доедем — а там должен быть и автосервис, и гостиница, и магазины, в общем — не пропадём. И мы поехали.

Вардё стоит на небольшом продуваемом всеми арктическими ветрами острове, своей формой чем-то напоминающем топор берсерка. Его длина — чуть больше пяти километров. Ширина в самом широком месте — менее полутора. Общая площадь не дотягивает до четырёх квадратных километров.

Вардё

Остров соединён с материком трёхкилометровым туннелем, старейшей в Норвегии дорогой, проложенной под морем. Её открыли в 1982 году.

Lonely Planet утверждает, что через этот пролив проходит граница арктической климатической зоны (там где ежемесячная средняя температура не превышает плюс десяти градусов). Так что Вардё — единственный в Норвегии город, находящийся в её пределах (подозреваю, что полуостров Нордкин — тоже к ней относится, но городов там, как известно, — нет, одни деревни).

Кстати, тот же Lonely Planet считает, что Вардё преимущественно населён эмигрантами из России и (внимание!) Шри-Ланки.

С 1998 года на окраине города располагается американский радар Globus II. Видите большой белый шарик в правой части фотографии? Это — он и есть. По официальной версии, его главная задача — отслеживание космического мусора на околоземных орбитах. По неофициальной, это — часть американской системы противоракетной обороны, и построен он здесь не иначе как следить за пуском баллистических ракет из России. Как раз когда мы были в Вардё, там начинался монтаж нового более мощного радара Globus III. России вся эта история, конечно, не нравится — угроза национальной безопасности, все дела. Местные этот радар тоже недолюбливают — мол создаёт помехи для телевидения и радиосвязи, и, вообще, у тех кто живёт рядом с ним — стали чаще диагностировать рак. Такие дела.

Вардё

Немного поплутав по городским улицам мы приехали в порт.

Вардё

Последние пару километров нам пришлось тащиться со скоростью километров пять в час, и лишь мы въехали на портовую парковку, машина несколько раз жалобно пропиликала и в очередной раз заглохла.

С одной стороны, ситуация была, конечно, неприятной. С другой — мы находились в центре какого-никакого города, здесь можно было без труда найти гостиницу, и даже снять апартаменты, в наличии имелись магазины, кафе, и некоторые достойные внимания достопримечательности, а главное — отсюда автобусом с одной пересадкой в Киркенесе можно было уехать в Мурманск.

Вардё

В ближайшем туристическом информационном центре был найден неожиданно сносный wi-fi, и вскоре мы забрали вещи из багажника и переместились в наспех найденный двухэтажный таунхаус метрах в трёхстах от порта.

Вардё

Владельцем апартаментов, в которых мы остановились на ночлег, неожиданно оказался тот самый сердобольный бородатый мужик, предложивший нам свою помощь ещё днём, когда мы только встали посреди ремонтируемой дороги. По моей просьбе он выяснил, что, во-первых, местные автосервисы, конечно, могут нам помочь, но там и так очередь, и даже диагностика, не говоря уже о ремонте, будет стоить нам целое состояние, во-вторых — эвакуатор до российской границы, а это — примерно двести пятьдесят километров, будет стоить, как минимум, тысячу евро, а то и полторы, в-третьих, если будет всё совсем плохо, он готов отвезти нас на следующий день до Киркенеса, откуда мы сможем поймать автобус в Россию, и пока мы будем думать там, что делать дальше, присмотреть за нашей машиной. Всё это было, конечно, очень трогательно; я поблагодарил нашего нового знакомого и стал искать альтернативные пути решения нашей проблемы.

Пока я обзванивал фирмы с норвежскими и российскими эвакуаторами, а заодно и всех моих знакомых, кто мог хоть как-то помочь, наступила ночь. К этому времени подходящий вариант хоть и не без труда, но был найден: на следующий день за нами должен был приехать грузовик из России, который отвезёт нас вместе с машиной в Мурманск, а там уже есть официальный дилер Вольво, они-то мою машину и починят (забегая вперёд, скажу, что всё, конечно же, пошло немного не по плану, и ремонтировать машину мне пришлось уже в Санкт-Петербурге).

Мы выдохнули и отправились гулять по городу. Часы показывали начало первого ночи. Был отлив.

Вардё

Остров Вардёйа, на котором расположен Вардё, имеет древнюю историю — некоторые местные археологические находки датируются каменным веком. Вообще, по правде говоря, островов раньше было два, а между ними существовал пролив шириной примерно в сотню метров. В Средние века между островами был насыпан искусственный перешеек, и они оказались объединены в один.

В лучшие времена здесь проживало более четырёх тысяч человек. С 1995 года население начало резко сокращаться, и сейчас в Вардё живёт менее двух тысяч.

Вардё

Зато, здесь прямо с набережной в порту можно наблюдать за морскими звёздами.

Вардё

А ещё по улицам Вардё разгуливают потрясающие холёные коты.

Вардё

Главная городская достопримечательность — крепость Вардёхус, самая северная в мире.

Первое укрепление появилось здесь в 1306 году. Всего год спустя в город прибыл епископ для освящения местной церкви. В 1324 году был заключён договор о меже между Норвегией и Новгородской республикой. В те времена граница проходила по реке Тана, а Вардё был самым восточным форпостом Норвежского королевства.

Последний раз крепость перестраивалась в 1734—1738 годах, и с тех порт остаётся практически неизменной.

Вардё

Большинство крепостных пушек направлены на восток, в сторону России, но в течение последних нескольких веков они так ни разу и не стреляли, чем норвежцы невероятно гордятся.

Считается, что за всю свою историю крепость Вардёхус принимала бой лишь однажды — в 1940 году при вторжении сил нацистской Германии. Укрепление стало последним местом в Норвегии, где был спущен норвежский флаг, и первым местом, где он был поднят осенью 1944 года после изгнания фашистов.

Вардё

В наши дни крепость не имеет военного значения, однако здесь до сих пор располагается гарнизон — комендант и четверо солдат. Над укреплением ежедневно поднимается флаг Норвегии, а в честь государственных праздников, дней рождения королевской семьи, и первого восхода солнца после долгой полярной ночи устраивается салют.

Вардё

Вардё — один из крупнейших центров европейской «охоты на ведьм».

В соответствии с христианским мировоззрением, Финнмарк считался «Ultima Thule» — краем света. Согласно одному из поверий, на полуострове Варангер, практически напротив Вардё, находился спуск в ад, откуда по всему миру распространялись длинные полярные ночи без солнечного света, черти и прочая нечисть.

В дополнение к этому, в XVII веке центральная датско-норвежская власть слабо контролировала свои дальние провинции, и суд в Вардё в основном чинили местные чиновники, большинство из которых были иностранцами. Следует сказать, что европейские христиане вообще с большим недоверием относились к саамам, преимущественно населявшим Финнмарк и остававшихся верными своим языческим ритуалам. Саамы в то время считались народом магов. Особое подозрение вызывали жёны рыбаков, остававшиеся в одиночестве на долгие месяцы, пока их мужья уходили в море. Ходили поверья, что в связи с недостатком мужчин, те часто вступали в тайную прелюбодейную связь с нечистой силой.

В 1620 году в Финнмарке был оглашён новый датско-норвежский закон о колдовстве и чёрной магии. Практически сразу после этого в Вардё начались суды над ведьмами. В январе 1621 года некая Мари Йоргенсдаттер под пыткой призналась, что в Рождественскую ночь к ней явился сатана и спросил, будет ли та служить ему, и она ответила «да». После этого дьявол превратил её в ведьму, укусив между пальцами левой руки, и велел следовать за ним в дом к её соседке Кирсти Сёренсдаттер. Когда они пришли, последняя сообщила, что Мари должна отправиться с ней на рождественскую вечеринку, проходящую на горе Людерхорн в окрестностях Бергена в Южной Норвегии, после чего превратила Мари в лисицу, набросив на неё лисью шкуру.

По воздуху они перелетели на вершину Людерхорна, где Мари встретила многих своих знакомых, как из Вардё, так и из других поселений, расположенных вдоль Варангер-фьорда. Все они были там в обличье животных — кошек, собак, птиц и морских монстров. После окончания шабаша ведьмы также по воздуху вернулись обратно в Финнмарк, а Кирсти отправилась в Берген, чтобы отплыть домой по морю.

Также Мари призналась, что ведьмы были ответственны за страшную бурю, которая произошла в декабре 1617 года. Тогда в окрестностях Вардё неожиданно разыгрался страшный шторм, в результате которого затонуло десять лодок и утонуло около сорока рыбаков. Причиной такого поступка она назвала конфликты между соседями, а также то, что жёны утопших моряков в их отсутствие занимались сношениями с дьяволом и демонами.

Вардё

Другие обвинённые в колдовстве подтвердили слова Мари. Так по словам одной из обвиняемых, ведьмы трижды связали рыболовную верёвку, плюнули на неё и развязали, после чего море в считанные мгновения разбушевалось. При этом многие из подозреваемых в колдовстве, опрошенных зимой 1621 года, под пытками указали на Кирсти Сёренсдаттер, как на своего лидера. По результатам расследования, которое длилось около месяца, десять женщин были приговорены к сожжению завживо на костре.

Вскоре выяснилось, что Кирсти Сёренсдаттер действительно была в Бергене и вернулась домой на корабле, что подтверждало версию о шабаше, произошедшем в Рождественскую ночь на Людерхорне. Под пытками она созналась, что колдовству её обучила одна старуха в Дании, откуда она была родом. Кирсти была заживо сожжена на костре 28 апреля 1621 года, став одиннадцатой жертвой «охоты на ведьм» в Финнмарке.

В течение нескольких следующих десятилетий борьба с колдовством в Вардё не прекращалась. Со всех окрестностей в крепость Вардёхус, использовавшуюся тогда в качестве тюрьмы, привозили на суд ведьм и колдунов. Пик судебных процессов пришёлся на 1662—1663 годы, после чего пошёл на спад. Всего с 1621 по 1692 год примерно полторы сотни несчастных оказались обвинёнными в колдовстве. 91 человек был сожжён на костре, из них 77 женщин и 14 мужчин. Интересно, что все приговорённые к казни мужчины были саамами, а большинство женщин — норвежками. К слову, всего в Финнмарке в то время проживало около трёх тысяч человек.

С тех пор за Вардё закрепилось прозвище «Город ведьм». В память о тех событиях на берегу пролива, отделяющего остров Вардёйа от материка, в 2011 году был открыт мемориал Стейлнесет.

Вардё

Авторами памятника являются швейцарский архитектор Петер Цумтор и американский скульптор и живописец Луиза Буржуа.

Вардё

Мемориал состоит из двух отдельных зданий: деревянной конструкции, напоминающей повёрнутый на бок огромный корабль, и квадратного зала из чёрного стекла.

Вардё

Внутри стеклянного павильона находится инсталляция «Проклятые, одержимые и возлюбленные». Её центр — стул, из которого вырываются огненные языки пламени. Над стулом — семь овальных зеркал, символизирующих свидетелей жестоких казней.

Вардё

Вардё

Вторая часть мемориала — длинная деревянная галерея с маленькими окнами. Всего их — девяносто одно, столько же сколько человек было сожжено на кострах в XVII веке. Через весь павильон проходит узкий и тёмный коридор, освещаемый тусклыми лампочками.

Вардё

Вардё

Ещё одна важная страница в истории Вардё — период торговли с поморами, народом, проживающим вдоль берегов Белого моря.

По одной из версий (явно притянутой за уши), в былые времена здесь существовали два поморских поселения — Варгаево и Васино, основанные когда-то чуть ли не новгородскими купцами. Впоследствии Варгаево превратилось в Вардё, а Васино — в Вадсё, город, ныне располагающийся в семидесяти километрах от Вардё.

Действительно, давным-давно Вардё именовалось иначе — Варгёй (по-норвежски — Vargøy). Это название, вероятнее всего, происходит из древнескандинавского языка: vargr — означает «волк», а øy — «остров». Соответственно, в прошлом название этого места переводилось как «Волчий остров». Примерно в XVI веке Варгёй трансформировался в Вардёй, от древнескандинавского varda — «пирамида из камней».

Вардё

Как бы там ни было, но эти земли действительно испокон веков были тесно связаны с Россией. Первые морские походы викингов к берегам Белого моря, где когда-то располагалась полулегендарная страна Бьярмия, совершались ещё в IX веке нашей эры. Долгая история взаимоотношений между народами привела к развитию торговли, пик которой пришёлся на XVIII-XIX века.

Вардё в то время нередко называли столицей поморов. Здесь, как и во многих других поселениях Финнмарка, широко использовался российский рубль, практически полностью вытеснивший из оборота все остальные валюты. Именно в связи с этим в 1789 году норвежский король пожаловал Вардё статус города.

В то время в Вардё говорили на руссенорске (или «Моя-по-твоя», по норвежски — «Moja på tvoja») — смешанном русско-норвежском языке, включавшем в себя около 400 слов (50% — из норвежского языка, 50% — из русского).

Торговля между поморами и местными саамами и норвежцами прекратилась лишь после появления СССР, что привело к полному закрытию границ. Примерно тогда же вымер и руссенорск (говорят, что в наши дни его можно ещё услышать на Шпицбергене).

Сегодня от Вардё до России — рукой подать. В хорошую погоду вдалеке видно побережье Рыбачьего полуострова, это уже — Мурманская область. Видите заснеженные горы на горизонте? Это оно и есть.

На окраине Вардё стоит телескоп, в который можно разглядеть русский берег во всех деталях.

Вардё

Православный поклонный крест в Вардё установлен в память о русских и поморских рыбаках и мореходах, которые приходили в эти края и жили тут.

Интересно, что сложись история иначе, эти земли вполне могли стать частью России, претендовавшей в некоторые периоды своей истории на всю территорию Финнмарка.

Вардё

Но история, как известно, не знает сослагательного наклонения. Единственное, что осталось в Вардё русского — несколько могил, расположенных позади памятного камня.

Скорее всего, они принадлежат поморским морякам либо сезонным рабочим, ежегодно приезжавшим на заработки в Вардё вплоть до 1920 года. Так как все они были православными, их нельзя было хоронить на освящённых лютеранских кладбищах, поэтому для захоронений использовалась небольшая площадка на окраине города. Местные старожилы рассказывают, что раньше на могилах стояли деревянные кресты, до наших дней не сохранившиеся.

Вардё

В наши дни Вардё очень популярен у фанатов арктической природы и у бёрдвотчеров, эдаких орнитологов-любителей, готовых дни напролёт проводить в наблюдении за птицами. Примерно в километре от Вардёйа расположен заповедник Хорнёйа. Там регулярно обитает около восьмидесяти тысяч птиц, среди которых свыше пятнадцати тысяч тупиков и несколько тысяч кайр. Я расскажу вам про этот остров в следующий раз.

Вардё

Сегодняшний Вардё — это пустынные улицы и невысокие деревянные дома.

Вардё

Вардё

Некоторые из них окрашены в стильный чёрный цвет.

Вардё

Вардё

Побратим Вардё — Кемиярви, самый северный город Финляндии.

Вардё

Часовня Вардё.

Вардё

Церковь Вардё.

Вардё

Городской пейзаж.

Вардё

Пригородный пейзаж.

Вардё

В Вардё начинается (или заканчивается?) автомобильный маршрут E-75, проходящий через всю Европу. Другой его конец находится в Ситии на острове Крит. Протяжённость этого маршрута — почти 5700 километров.

Вардё

Неожиданно я вспомнил, что в паре километров от меня в порту стоит обездвиженная машина, которую нужно как-то доставить в Россию, и потихоньку начал сходить с ума.

Вардё

Часы показывали третий час ночи.

Вардё

The show will go on!

Следующая часть: День 15 (точнее — утро). Остров Хорнёйа

Мне важно ваше мнение! Была ли интересной эта статья? Есть что дополнить? Хотите рассказать свою историю или поделиться своими фотографиями? А может быть вы нашли ошибку в моём тексте?
Оставьте свой комментарий!

Будьте в курсе!

Получайте уведомления обо всех моих новых записях на ваш e-mail!
Или следите за обновлениями в моих аккаунтах в Фейсбуке, вКонтакте, в Одноклассниках или в Твиттере — там публикуются анонсы всех постов. Кроме этого вы всегда можете узнать обо всех обновлениях через RSS.

Ещё рекомендую подписаться на мой Инстаграм — только там все мои путешествия в реальном времени. А все мои видео — на YouTube.

Благодарности:

SuuntoVilicusШколаЖизни.руКалендарь событий

Оставлено 2 комментария, будьте следующим!

avatar
25000
Загрузить изображения
 
 
 
 
 
Загрузить аудио или видео
 
 
 
 
 
George Kuz
George Kuz

Очень интересно! Какой основной промысел жителей Вардё? Особенно зимой?

С нетерпением ждём следующих путешествий. Георгий.

Постоянный адрес страницы: https://kezling.ru/travels/go-north/vardo/

Структура: / / / День 14. Вардё или Шеф, всё пропало