Архив. 3 августа 2020

Писания / Обзоры

Самоизоляция прошла не без приключений: старое рабочее кресло не выдержало очередной пары набранных мной килограммов, его крестовина с весёлым хрустом лопнула, а я с грустным восклицанием «дайоптвайюмать» грохнулся на пол. Было ясно, что так жить больше нельзя: ещё одного такого акробатического номера моя спина может и не пережить.

Как стул для поэта Никифора Ляписа-Трубецкого, рабочее кресло для меня — не роскошь, а орудие производства: я на нём сижу, я на нём творю. Раньше я как-то обходился дома обычной офисной мебелью. Да что там, совсем недавно мне вообще казалось, что и обычной табуретки в случае чего — более чем достаточно. Но годы берут своё, и остеохондроз не дремлет, так мои взгляды устремились на сегмент современных ортопедических разработок. Пришлось немного погрузиться в тему. Оказалось, что большая часть мебели, продаваемой у нас под видом ортопедической, — вовсе не ортопедическая, а самая обычная. Никто всё равно не разберётся, зато цену можно сразу в два раза увеличить: ничего личного, просто бизнес. Компаний же, реально производящих ортопедические кресла (созданные для профилактики заболеваний опорно-двигательного аппарата) и опирающихся при этом на какие-никакие медицинские исследования, — буквально раз-два и обчёлся. Все они — обычно не на слуху, выпускают свою продукцию небольшими партиями, и те кому надо — и так про них знают. В итоге мой выбор после небольшого частного расследования пал на ортопедическое кресло Harachair Nietzsche. Спросите, почему? Рассказываю.

// Читать дальше

// Оставьте комментарий